Lapshin.org
Комнатное
цветоводство

Листовые
суккуленты

Заказ растений
почтой по России

Секция
кактусистов

Путешествия
Ботанические сады

Экзотические
кактусы (статьи)

Комнатные
растения

Об Эписциях
(Геснериевые)
Start page Cultivar: e-magazine about exotic forms of Cactaceae Проект Валерия Калишева
журнал любителей кактусных аномалий
ENGLISH / Рус-Win1251
 Начало  I  Оглавление  I  Книга  I  Клубы  I  Ссылки  I  Редакция  I  Друзьям сайта  I  Контакты 
 
НОМЕР 1 (17):

Оглавление статей
Оглавление Книги
Оглавление выпуска


Рейтинг@Mail.ru

 
ЗАРИСОВКИ
Николай Шемораков

1. Необъяснимые явления у гибридной Neochilenia

Photo 1.

В номере 1 "Культивара" я писал об одном из своих "чилийских" гибридов (Neochilenia scoparia x Neochilenia odieri). К моему великому удивлению, на третий год жизни красные пятна на одном из привитых растений исчезли, на всех других прививках зелень почти перестала просматриваться и в августе 2001 г. прививки начали погибать одна за другой. Перед гибелью ткани стебля превращались в водянистую субстанцию. Можно было предположить наличие мокрой гнили, но не было видно первичного очага поражения, да и подвои – Тrichocereus – после гибели "цветных" привоев продолжали свое уже одинокое существование, как ни в чем не бывало, охотно ветвились и никакими грибковыми болезнями не поражались. Все это выглядело довольно странно.

Photo 2.

В сентябре 2001 г. я попытался спасти отросток на последней из оставшихся в живых прививке. Отросток казался жизнеспособным, имел яркую окраску (фото 1, растение в возрасте трех лет, за 2 месяца до гибели). При попытке взять отросток пальцами он оказался мягким и очень легко расплющился. Так я потерял последнюю из прививок.

Остались еще сеянцы "чилийского" гибрида, растущие на своих корнях. Росли они очень медленно, большинство из них имели не типичную для кактуса окраску стебля (фото 2). Но и они вскоре все погибли, и также без видимых причин.

Этот гибрид поразил меня не только своей крайне высокой летальностью и низкой скоростью роста. Все они унаследовали многореберность отца (N. odieri), что, по своей сути, крайне редкое явление для кактусов. Колючек на одну ареолу у гибридной Neochilenia приходится больше, чем у матери (N. scoparia), но меньше, чем у отца (N. odieri).

Photo 3.

То же самое можно сказать о размерах колючек: у гибрида они короче, чем у матери, но длиннее, чем у отца. Приплюснутая форма стебля у обоих родителей не передалась гибриду совсем, несмотря на идентичные условия содержания и родителей, и потомства. Ведь не могла прививка до такой степени повлиять на форму стебля гибрида: длина 4 см при диаметре 2,5 см. Отношение данных величин не идет ни в какое сравнение с отношениями этих же показателей у родителей. К сожалению, судить о признаках цветка этого гибрида я не могу. Увы, цветения не дождался.

Photo 4.

Без ответа остаются многие вопросы. Почему этот гибрид погибает в самом расцвете жизненных сил? Что является главной причиной гибели? Неужели ультрафиолетовое облучение семян после посева? Почему все трагедии разыгрываются в августе – сентябре? Не связано ли все это с "чилийской памятью" на смену времен года?

 

2. "Двойной" цветок

Photo 5.

Многие кактусоводы знакомы с аномальным развитием стебля у некоторых своих растений. Аномальное развитие цветка у кактуса и вовсе редкое событие. Лишь немногие владельцы кристатных форм могут сказать, что видели живьем кристатные цветки. Бывают, однако, у кактусов и другие аномалии цветка. Одна из них появилась в моей коллекции минувшим летом. Сеянцы, судя по каталогу, это были Gymnocalycium delaetii (G. schickendantzii v. delaetii), появились в марте 1998 г. Пикировались эти сеянцы, в основном, реже одного раза в год и росли поэтому весьма медленно. В июле 2002 г. лишь немногие из них превысили размер пятирублевой монеты (2,5 см) и покрылись бутонами.

Photo 6.

Один из цветков поразил меня своим необычным строением. Оголенные тычиночные нити, несимметрично расположенные лепестки венчика и продольная щель между чашелистиками (фото 3) побудили меня рассмотреть этот цветок с пристрастием.

Оказалось, что внутренний ряд лепестков спиралевидно закручен по часовой стрелке и делит цветок на две почти одинаковые по размеру части (фото 4). Пестик был один, его хорошо разветвленные рыльца находились в большей части цветка. Средняя часть столбика видна на фото 5. Здесь же заметны пыльники хаотично закрученных и направленных внутрь цветочной трубки тычинок.

При внимательном рассмотрении цветочной трубки оказалось, что продольная трещина проходит по двум плодолистикам, несимметрично разделяя их на две части. Раневой поверхности на краях трещины не заметно. Примерно в середине цветочной трубки трещина оканчивается разветвленными морщиноподобными складками (фото 6).

Пыльцу этого цветка собрать не удалось, поскольку пыльники оставались недоразвитыми вплоть до увядания цветка (в течение 5 дней цветения). Попытка опылить этот цветок пыльцой G. schickendantzii v. delaetii (соответствующего описанию) не дала результатов.

Нормальный цветок данного растения имел пестик с плотно сомкнутыми рыльцами и содержал много пыльцы. Я решил опылить его пыльцой Gymnocalycium michoda. На сей раз, попытка была успешной, причем пыльцой растения, показанного на фото 3, я опылил и G. michoda. Таким образом, на обоих растениях образовались плоды. До их созревания, а лучше посева, невозможно определить, гибридные ли семена в них содержатся или произошло самоопыление благодаря стимулирующему действию чужой пыльцы. О результатах сообщу.

Почти очевидно, что растение на фото 3 – одна из разновидностей Gymnocalycium mihanovichii или внутривидовой гибрид этого таксона и к группе G. schickendantzii не имеет никакого отношения.

3. Мутабельный горный вид

Photo 7.

В марте 1998г. я посеял семена Submatucana myriacantha. Сеянцы взошли на третий день, но развивались довольно медленно. Через год два сеянца я привил на Cereus peruvianus высотой 2 см. На прививке упрямые растения стали развивать более крупные шипы и заметно увеличиваться в размерах, но одна из прививок "решила стать" трехглавой, а другая посветлела, стала светло-зеленой. Летом 2000 г. светло-зеленая прививка еще более побелела, стала откровенно желто-зеленой, летом же 2001 г. интенсивно желтый цвет стал преобладать на большей части поверхности стебля, основание стебля привоя осталось желто-зеленым и лишь "макушка" растения оставалась светло-зеленой (фото 7).

Таким образом, ничем не примечательные сеянцы на прививках довольно быстро обнаружили свои ранее скрытые мутированные гены.

4. "Цветной" сеянец Aztekium

В августе 2001 г. я посеял семена Aztekium ritteri, полученные от Дмитрия Рогацкина. Перед посевом для дезинфекции я облучил семена ультрафиолетовыми лучами на физиотерапевтической установке Q–145 фирмы "Medicor". Не преследуя цель вызвать пластидные мутации у сеянцев, семена облучал с расстояния 25 см в течение 30 минут, при этом перемешивая их 3 раза прокаленной стальной иглой, для того, чтобы полностью уничтожить возможные споры грибков.

Photo 8.

Сразу после такой обработки семена были посеяны в стерильный грунт, состоящий из песка, листового перегноя и торфа, приблизительно в соотношении 6:2:1. Первые всходы появились через 4 дня после посева. Они были бесцветными, как это обычно и бывает у большинства кактусов, но один из сеянцев не позеленел спустя день-два как все остальные, а оставался бесцветным, вернее, бледно-желтым (фото 8) даже спустя 6 дней после появления на свет. Этот сеянец на 4-й день после своего "рождения" перестал расти, а через 8 дней погиб, без видимых на то причин. Привить такую миниатюру я даже не пытался, ибо заранее уверен, что мне это не под силу, хотя интересно было бы увидеть взрослый малохлорофильный ацтекиум.

Примечателен тот факт, что семена Blossfeldia liliputana, идентичным образом облученные и посеянные, не дали ни одного малохлорофильного сеянца.

 

Cultivar e-magazin: Copyright (c) by Valery Kalishev, Chelyabinsk, Russia, since 2000.
Design and hosting by Peter Lapshin, since 2002. Contacts: Peter Lapshin

  Рейтинг@Mail.ru