Lapshin.org
Комнатное
цветоводство

Листовые
суккуленты

Заказ растений
почтой по России

Секция
кактусистов

Путешествия
Ботанические сады

Экзотические
кактусы (статьи)

Комнатные
растения

Об Эписциях
(Геснериевые)
Start page Cultivar: e-magazine about exotic forms of Cactaceae CULTIVAR / КУЛЬТИВАР
журнал любителей кактусных аномалий
ENGLISH / Рус-Win1251
 Начало  I  Оглавление  I  Книга  I  Клубы  I  Ссылки  I  Редакция  I  Друзьям сайта  I  Контакты 
 
Кактусы.
Книгу пишем сами



Didierea madagascariensis


Alluaudia procera


Didierea trollii


Pachypodium geayi


Opuntia ficus-indica


Cereus hexagonus


Agave sisalana


Opuntia ficus-indica


Aloe suarezensis


Fort Dauphin

 
Кактусы на Мадагаскаре

www.kaktyc.boom.ru/madagascar1.htm

Растительность юго-западного Мадагаскара

Полная естественная изоляция острова, продолжавшаяся в течение 120 миллионов лет, сформировала здесь уникальные природные сообщества. Это касается как растительного, так и животного мира. Достаточно сказать, что 85% флоры Мадагаскара - эндемики, то есть виды, обитающие только здесь и нигде больше на планете. Это относится, например, ко всем восьми видам мадагаскарских пальм. Вечнозеленые дождевые леса, сухие листопадные леса, травы и кустарники на возвышенностях, колючий буш, горные массивы с вечнозелеными дождевыми лесами, мозаика саванн и дождевого леса, белая краска - мозаика полулистопадных и дождевых лесов.


Morondava

Alluaudia procera

Aloe vaombe

Savanna

Средний годовой уровень осадков равен 300-450 мм, но дожди идут крайне неравномерно. Самые влажные - первые летние месяцы: январь и февраль. В некоторых местах осадки могут не выпадать по три года. Растительность этой субаридной области представляет собой колючий буш. В разных местностях он выглядит иначе. В несуккулентной флоре классического буша доминируют мелколиственные акации. Эти районы очень сходны с mattoral microfilo Мексики. Суккуленты семейства Didierea напоминают американские цереусы или Idria columnaris из Baja California.

В других местах преобладают древовидные суккуленты Aloe vaombe, Euphorbia intisy. Эти пейзажи выглядят, как африканская саванна. Здесь выпадает больше осадков и есть возможность пасти скот.

Район Hatocaliotsy расположен на возвышенности Plateau Mahafaly, раскинувшейся на площади 7 тысяч кв. километров. В 1956 году возникла идея создания здесь природной резервации, но с уходом французов она канула в забытье. Здесь доминируют суккуленты и колючие кустарники: Didierea trollii, Alluaudia montagnacii, Alluadiopsis fiherensis, Euphorbia intisy v. intisy, E. oncoclada, E. stenoclada, E. aff. millii и т.д.

Семь из восьми известных видов баобабов растут только на Мадагаскаре. Есть тут и четыре вида каланхое. Выразительной доминантой пейзажа являются суккулент Pachypodium geaui, достигающий семиметровой высоты. Туземцы из древовидных суккулентов с успехом выжигают древесный уголь, который затем меняют на воду. С ростом численности населения все больше обостряется угроза уничтожения уникальной местной флоры.

Мадагаскар и кактусы


Rhipsalis baccifera horrida

Opuntie

valky opuncie

Road

Тот факт, что на Мадагаскаре произрастают несколько видов кактусов местного происхождения, вынуждены признать все знатоки этих растений. Представители семейства Cactaceae, таким образом, не остались верны только американскому континенту. На этом острове мы найдем изолированные виды рода Rhipsalis, например, R. horrida Bak., R. fasciculata (Wild.) Haw. Перечень мадагаскарских видов был нами взят из публикации Les variations du genre Rhipsalis (Cactacйes) a Madagascar, 1972, J.-L. Guillaumet: один род - Rhipsalis, три вида: Rhipsalis horrida Baker J., 1884, Rhipsalis suarezensis Weber A., 1892, Rhipsalis baccifera Mill. J., 1771.

Но, к сожалению, здесь можно встретить и другие виды кактусов. Почему к сожалению - это как раз тема нашего рассказа. Сюда их завез человек, и сегодня многие популяции местных кактусов отступают под натиском пришельцев. Прежде всего, речь идет о двух представителях рода Опунция: Opuntia ficus - indica, Opuntia monacantha и об одном виде цереуса. Первоначально эти растения выращивались из-за плодов, одновременно используясь в качестве живых изгородей, межей между участками и т.д. Народность магафалов на юго-западе Мадагаскара до сих пор разводит опунции, так как ее плоды составляют немалую часть их дохода: на спелые плоды опунции есть неплохой спрос. До настоящего времени эти кактусы выращиваются прежде всего на юге острова. Я много раз встречал небольшие участки с опунцией прямо посреди колючего буша.

А в окрестностях Ампаниги можно видеть участки с цереусом (Cereus aff. hexagonus). И его плоды аборигены от случая к случаю используют в пищу, но на рынках их обычно не увидишь. Однако и в этом случае растение уже давно вышло из-под контроля человека и появляется среди местной флоры.

Упомянутым видам кактусов на Мадагаскаре пришлось по душе. То, что на острове нет их естественных вредителей, и столетний опыт разведения в результате привели к тому, что кактусы стали серьезно угрожать местной флоре. В некоторых областях юго-запада и юго-востока это уже приобрело характер вытеснения со всеми присущими этому явлению характерными признаками. Местная флора, отличающаяся относительно медленным развитием и низким потенциалом размножения сопротивляется с большим трудом. Можете поверить, вид обильно размножившихся опунций среди естественных местных видов суккулентов не порадует глаз самого заядлого кактусиста. Как эта жгучая проблема будет решаться дальше, пока никто не имеет ни малейшего представления. Вместе с тем, нужно вмешиваться, как можно скорее. В противном случае будет поздно.

Войны между кактусами
(уничтожать или не уничтожать опунции на Мадагаскаре?)


Alluaudiopsis marnieriana Rauh

Aluaudia

Zebu

Юго-запад Мадагаскара первоначально был покрыт колючим бушем. Сегодня во многих местах и на огромной площади эта растительность практически уничтожена. Вместо богатых сообществ сотен эндемичных видов широко раскинулись гигантские по площади заросли монокультуры американской опунции. Человеку, который все это увидит, в голову приходит одно слово - катастрофа. Что делать? Справедливо осуждая недальновидные действия наших предков и позицию местного населения, которое не только смирилось с ситуацией, но и, кажется, ее поддерживает, хочется предложить радикальные решения. Грустно, но в отношении юга Мадагаскара предложения о скорейшем уничтожении нопалового (опунциевого) буша исходят и от многих всемирно признанных биологов. Однако не все так просто: двухсотлетнее существование опунций на Мадагаскаре имеет свою историю, в которой были войны, мятежи, экологические катастрофы, многочисленные иные баталии, историю, сегодня почти забытою, но полную поучительных фактов.

В течение 17-18 столетий французы создали на побережье восточного Мадагаскара систему береговых крепостей, которые подвергались постоянным нападениям туземцев. 12 декабря 1768 года губернатор Модаве записал в свой дневник: "нужно попробовать привезти нопал с Иль де Франс (так тогда назывался Маврикий) и использовать его в качестве охранного барьера у крепости". Годом позже, действительно, это было сделано.

Как кактусы себя засвидетельствовали в фортификационном деле, неизвестно, но то, что они нашли на новом месте для себя весьма благоприятные условия, это факт. Первоначально они были высажены в относительно влажной местности около Форта Дофин (Толанара), откуда не без помощи местного населения быстро распространились по другим территориям. Уже к перелому 18 и19 веков они достигли полупустыни, где проживали племена антандроев.

Таким образом, растения, которые первоначально предназначались для защиты от туземцев, им понравились. За короткий период времени они широко размножились, на юге острова став настолько доминантным видом растительности, что до самого начала 20 столетия эта территория обозначалась на картах как "район кактусов". В самой южной части острова, где на поверхности почвы преобладает известняк, кактусы уже представляли до 40-50 процентов растительности, севернее 10-20 процентов. И на западе центральной возвышенности Мадагаскара опунции стали обычными в окрестностях деревень.

А вот на севере и востоке острова, где климат гораздо более влажный, опунции росли неохотно и часто даже погибали. Вторжение кактусов на территорию местной флоры приняло катастрофический характер только на юге. Причем положение дел было намного хуже, чем сейчас. В 1865 году натуралист А. Грандидье на расстоянии своего 40-километрового продвижения вглубь острова от берега океана у мыса Св. Марии не встретил ни одного растения, кроме вездесущих кактусов. Однако, насколько изменчив мир: сегодня сюда, где создана одна из небольшого числа островных природных резерваций, съезжаются любители суккулентных растений со всего мира за раритетами для своих коллекций.

Опунции сейчас тут растут только в окрестностях немногих маленьких деревенек. Тем не менее, сто лет назад юго-запад острова был настоящим раем для опунций. Легкость их вегетативного размножения охотно использовалась людьми, разносившими части кактуса по своим деревням. Достаточно было положить кусочек стебля опунции на землю, и он легко укоренялся. Домашний скот и птицы способствовали генеративному размножению, перенося семена из съеденных плодов в своих органах пищеварения. Опунция прежде всего захватывала поля, вытесняя с них сельскохозяйственные культуры. Разносимые ветром маленькие, но зловредные колючки (глохидии) доставляли немало мучений людям и животным, терпевшим повреждениями легких, глаз, органов пищеварения, причем последнее становилось причиной гибели и домашнего скота. Однако люди считали, что пользы от опунции все же намного больше. Этот кактус изменил образ жизни человека.

Южная часть Мадагаскара заселена в основном двумя народностями - магафалов и антандроев. Каждая из них складывается из множества родовых кланов. Эти племена когда-то были вытеснены с более благодатного севера более сильными народами. Издревле магафалы и антандрои занимались скотоводством и вели кочевой образ жизни. Численность стада зебу являлась не только и не столько источником пропитания, так как в рационе местных жителей говядина не занимала основное место, но, главное, показателем силы, богатства, положения в обществе. Дошло до того, что большая часть стада завершала свой жизненный путь при похоронном обряде своего хозяина.

Фактически скот выполнял функцию денег: если нужно было что-то купить, расплачивались им. Именно поэтому скотоводам-кочевникам опунция, вернее создаваемые ею непроходимые заросли, явились поистине даром с небес. Живые ограждения отлично защищали скот от краж. В засуху для него это был запас зеленого корма. Да и не только для скота, но и для людей. Кочевники стали жить оседло. Это коренным образом повлияло на структуру отношений в племени. Отдельные кланы, отгородившись живыми колючими границами, почти прекратили контакты между собой. Ранее единое племя, имевшее центральную власть в лице короля, распалось. До войн между отдельными кланами не доходило, но все чаще начинали приворовывать скот друг у друга. Стычки по этому поводу редко сопровождались смертельными исходами, в основном дело кончалось несколькими ранениями. Все это приводило к еще большему отчуждению отдельных деревень друг от друга и созданию все более мощных опунциевых заграждений.

Как жить среди опунций

Чтобы жить в окружении колючих кактусов, надо к ним приспособиться. Босиком уже не пойдешь, пришлось обуваться. Началось производство ранее совершенно ненужной обуви: holits'aombe - сандалий на толстой кожаной подошве. Для сбора плодов опунций, в благодатных климатических условиях вымахивающих до высоты нескольких метров, потребовалось придумать специальное приспособление на шесте. Молодежь быстро освоила jia - шест длиной 2-3 метра с металлическим острием на одном конце и лезвием типа мачете на другом. При его помощи погоняли скот и заготавливали ему на корм лепешки стеблей опунций. Лезвием нарезаются лепешки, которые насаживаются на другой конец шеста и обжариваются над открытым огнем. Но не сильно - только для того, чтобы обгорели колючки. Зеленую массу старались не обугливать. При нагревании она несколько размягчалась и становилась "сладкой". Дело не простое, тут нужны навык и понятие. Подготовленные таким образом стебли нарезались на узкие полоски, немного отбивались, чтобы удалить остатки колючек, и корм для скотины, а при нужде и еда для семьи, были готовы. Из свежего сырья можно было и сока надавить.

Поселения вместе с прилегающими скотными дворами и огородами ограждались непроходимыми колючими зарослями. Оставлялись узкие замаскированные извилистые тропки, известные только своим. Создавались целые лабиринты, тупики, в которых легко можно было заблокировать нежданных пришельцев. И не только из соседних кланов. "Ракета" - так называли мальгаши опунцию, задержала французскую колонизацию острова на несколько лет. Французам пришлось использовать объединенные силы из собственной инфантерии, частей Иностранного легиона, сенегальских и мальгашских солдат (с уже подчиненных территорий). В непроходимых колючих лабиринтах кактусов аборигены ловко маневрировали, уничтожая, главным образом, офицеров.

Так и не удалось силой овладеть их территориями. Пришлось разделять силы противника путем политического маневрирования и захватом стратегически важных источников воды. Оставшимся без нее селениям приходилось сдаваться. Применялась и иная тактика войны: французы отбивали стада скота у непокорных кланов и передавали их подчинившимся. Раздробленность туземцев (причиной которой явилась все та же опунция), в конечном итоге ускорила колонизацию. Был создан ряд небольших протекторатов, управляемых марионеточными правителями. Те обещали повиновение французским властям в ответ на поддержку борьбы с враждебными кланами. Однако до полной победы еще было далеко. Некоторые кланы так и не сдались, ведя партизанскую войну среди опунциевых зарослей, угоняя скот и поднимая время от времени одно восстание за другим. Только в 20-е годы 20 века ситуация более-менее стабилизировалась, но угроза бунта продолжала оставаться всегда.

Решающая кактусная битва

Осознавая важность колючих кактусов для защиты местного населения от колонизаторов, французы завезли на остров в 1900-1902 г.г. из Антананариве на юг острова неколючие виды опунции и начали в спешном порядке выращивать их в окрестностях своих гарнизонов в надежде, что они вытеснят колючие заросли вида O. monacantha. Довольно забавная картинка: роты солдат под командованием офицеров разводят кактусы. Более удобным для корма скоту растением они надеялись привлечь туземцев, рассчитывая, что дальнейшее распространение неколючей опунции они продолжат сами. Но не тут-то было. Туземцам гораздо важнее были именно защитные функции колючих кактусов. А вот скоту новые растения понравились. За несколько лет местные коровы успешно съели всю завезенную неколючую опунцию под корень. Французы с этим не смирились, и в 1919 году опыт повторили. Результат был тот же.

В 20-х годах 20-го столетия разыгралась решающая кактусная битва. На остров решили завезти естественного вредителя опунции - червеца. Инициатор неудачных опытов с внедрением неколючей опунции ботаник Г. Перрье де ла Бате и его единомышленник G. Petit с начала 20-х годов горячо отстаивали идею использования червеца. Противником этой идеи был Р. Декари. Он, в отличие от своих оппонентов, хорошо знал юго-запад Мадагаскара и утверждал, что уничтожение опунции здесь явится настоящей катастрофой.

Пока тянулись научные споры, червеца почти тайно на остров завезли. Но если в Австралии и Южной Африке подобная проблема решалась после неоднократных предварительных опытов, то на Мадагаскаре дело пустили на самотек. До сих пор точно никто не знает, кто же завез червеца. Тем не менее, вредителю пришлись заросли опунции по вкусу. В 1923 году он успешно уничтожил опунцию в столице и ее окрестностях. В дальнейшем червец продолжил свое наступление на юг, где очутился в райских для себя условиях. Скорость его распространения была потрясающей.

Только пару лет назад всплыл из какого-то архива интересный документ. Это было письмо, датированное ноябрем 1924 года, в котором Перрье де ла Батье сообщает своему другу г-ну Жаме, владельцу латифундий в долине реки Онилаги на юге Мадагаскара, о том, что он высылает ему пакетик с червецами для борьбы с опунцией на своем участке. Перед этим де ла Батье в апреле и августе этого же года посещал своего друга и лично убедился, с какой настойчивостью опунция захватывает землю. Таким образом червец был отправлен в атаку на опунцию. Возможно, впоследствии Жаме об этом горько пожалел.

Наступление червеца на излюбленный кактус было стремительным. Каждый год крохотное белое бархатистое насекомое захватывало по сто километров. За пять лет вид O. monacantha перестал существовать на территории, превосходящей по площади всю Францию. Очевидцы описывали, как в отдельные периоды года ветер поднимал в воздух огромные облака этих насекомых и переносил их с места на место. В 1980 году был записан рассказ одной пожилой француженки о том, как она когда-то попала в такое облако на своем автомобиле: "В этот момент через стекла ничего нельзя было разглядеть, а по капоту машины стекала густая жидкость, как будто кто-то вылил на него бочку крови". Вот такая жуть. К концу 20-х годов тысячи гектаров, когда-то занятых монокультурой опунции, стали выглядеть, как сплошная гниль, полной колючек и остатков одеревеневших стволов кактусов. Долго еще ветер носил по равнине миллионы колючек, иногда навевая их целые насыпи.

Уже в апреле 1929 года местная газета Echo du Sud предвещала наступление голода. 25 ноября управляющий областью подтвердил, что начавшийся падеж скота продолжается. В течение двух лет голод распространился по всей территории региона. Некоторые поселения полностью обезлюдели. Официальные источники сообщали о тысячах умерших. Только в дистрикте Tsihombe численность населения снизилась на 60 тысяч человек. Не совсем понятно, сколько людей погибло, а сколько было вынуждено переселиться. Сведения о падеже скота еще более неточные - до 300 тысяч голов в течение одного года! Итак, предостережения Декари сбылись. Но де ла Батье и Петит оставались оптимистами: опунция побеждена, а причина голода в чем-то другом. Отвечать на подобные заявления Декари было некогда. Он в спешном порядке закладывает питомники опунции. К 1930 году у него было готово 320 тысяч саженцев. К этому времени колониальные власти уже поняли, что без опунции поголовье скота не восстановить, а значит и налогов собрать много не удастся. Из Америки срочно завозят новые виды опунции. За 3-4 года в поселения был направлен миллион растений около десяти видов.

Прошло 70 лет. Сегодня мало кто говорит об опунциях на Мадагаскаре. Нет проблемы? Если бы так: Местности вокруг городов Амбовомбе, Амбоасари, Тсихомбе и мыса Св. Марии по прежнему заняты опунцией - O. monacantha не сдается. Более того, все чаще мадагаскарский пейзаж на юго-западе острова не отличишь от мексиканского. Местные жители используют колючие виды опунции как изгороди. Червеца можно обнаружить на кактусах лишь изредка. Опунция является важным источником пропитания как людей, так и скота. Там, где опунция так и не восстановила свои позиции, скотоводы переключились на другой суккулент - Agave ixtli. Это растение тоже не относится к местной флоре и было завезено. Экологи и ботаники говорить на тему опунции избегают.

 

Cultivar e-magazin: Copyright (c) by Valery Kalishev, Chelyabinsk, Russia, since 2000.
Design and hosting by Peter Lapshin, since 2002. Contacts: Peter Lapshin

  Рейтинг@Mail.ru